$75.62 €91.31

Племя Калаш: «Мы обращаемся с просьбой к миру, спасите нас»

Общество

Племя Калаш, укрывшееся в горах, недалеко от границы Пакистана с Афганистаном, любит домашнее вино и танцы, практикуя религию, которая утверждает, что Бог есть дух и говорит через природу.

Представители древнего народа, живущего в Азии, думали, что возвышающиеся горы Гиндукуша защитят их от напастей, но начиная с прошлого века, мусульмане с территории современного Пакистана и Афганистана начали теснить немногочисленных представителей этой культуры. Теперь жители говорят, что культура и религия Калаш находятся под угрозой насильственного обращения в ислам, грабежей и нападений.

«Мы напуганы», говорит Ясир Калаш из в северо-западной пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва. «Они захватывают наши земли, пастбища и наши леса, а иногда забирают наших козы и женщин. Мы опасаемся, что в ближайшие несколько лет нас не будет».

Хотя район называется долина Калаш, представители древней культуры проживают в трех отдельных долинах. Религия Калаш когда-то была широко распространена в Центральной Азии, но теперь осталось лишь 4200 сельских жителей в долине Читрал, которые составляют последнее известное поселение Калаш в мире. Сейчас люди племени настолько боятся, что рассматривают возможность перезда в новую страну. «Молодое поколение думает, что они не смогут жить здесь больше,», говорит один из местных жителей.

В июне двухдневный бунт вспыхнул на этом плато после того, как 15-летняя девочка была обманным путем обращена в ислам. В прошлом месяце два пастуха племени были убиты на горном пастбище, в последнем в серии нападений на Калаш. Кроме того, происходят постоянные конфликты из-за родниковой воды.

«По нашим традициям, источник является святым местом», сказал Имран Кабир, который живет в долине, и выступает в качестве неофициального представителя племени. «Мы не позволяем никому стирать белье или принимать ванны в источниках».

В прошлом месяце, некоторые из своих мусульманских соседей начали купаться и стирать одежду в водах, которые текут с близлежащих высот. «Мы сказали:» Пожалуйста, не делайте этого. Люди пьют из этих источников», говорит Кабир. «Они сказали: Вы, тупые. А потом началась драка».

После того, как Пакистан стал страной в 1947 году, мусульманские семьи начали двигаться в долину Калаш, из-за хорошего климата, ненарушенных лесов и богатых пастбищ. Ранее Калаш и их новые соседи жили в относительной гармонии. Но за последнее десятилетие ситуация изменилась, с тех пор, как менее терпимые формы ислама начали появляться здесь.

Радикальные исламисты недовольны, что люди Калаш делают вино, а когда девочка, насильно обращенная в ислам, сбежала, злобные мусульманские жители начали забрасывать Калаш кирпичами и камнями, утверждая, что обращение в ислам не может быть отменено.

«Скорость изменений очень высока, и мы боимся, если это будет продолжаться, наша культура исчезнет в течение ближайших нескольких лет», сказал Ясир Калаш.Ко всему прочему в районе стали появляться боевики Талибана.

Местный житель Забир Шах говорит, что два года назад талибы из Афганистана проникли в Bumberet, неофициальная столицу долины, и зарезали 15-летнего мальчика. «Я видел 25 талибов, которые окружили парня и убили его,» сказал Шах. «Не может быть никаких оснований для этого, за исключением того, что он был немусульманин».

Недавнее убийство двух пастухов Калаш подчеркивает угрозы жизни членам племени.

Майкл Джавед, председатель общества пакистанских меньшинств в Карачи, считает, что проблемы, с которыми сталкивается сообщество Калаш являются причиной нетерпимости, которая затрагивает все меньшинства на территории Пакистана. Тысячи христиан, индуистов, сикхов, буддистов и не суннитов покинули страну, опасаясь преследований, в том числе из-за жестких законов о богохульстве. «В этой стране нет ни одного меньшинства, которое может считать себя в безопасности», сказал Джавед.

Он сказал, что христиане могут обратиться к Ватикану или Западу за поддержку, в то время как индусы могут перебраться в Индию, а мусульмане-шииты могут обратиться за защитой в Иран. Но люди племени Калаш, знают, что ни одна другая страна не позаботится о них. «Мы обращаемся с просьбой к миру, спасите нас», сказал он.